Пресса: Бывший соцлагерь импортирует работников из Украины и Молдовы

Пресса: Бывший соцлагерь импортирует работников из Украины и Молдовы

01.04.2019 0 Поделись с друзьями!

Европа терпит сокращение населения: Латвия, Болгария и Украина вымирают. Пресса пишет про Прибалтику и Молдову, что Латвия потеряла четверть населения, а Молдова к концу века потеряет половину от нынешнего уровня.

Основные западные издания, включая Washington Post и New York Times, публикуют статью Associated Press «Украинские рабочие, теряя надежду дома, стремятся за рубеж».

«Андрий Литвиненко недавно бился с поддерживаемыми Россией бунтовщиками на востоке Украины. Сейчас украинский военный ветеран катает тележку по складу в Польше. «Мы думали на войне улучшить жизнь, но ничего не изменилось», — говорит Андрий. — «Друзья погибли, а все осталось как было».

Что в данной публикации любопытно. По идее, она призвана осветить проблему обезлюживания Украины. Из 44 миллионов украинцев, пишет агентство, около пяти миллионов сегодня работают за рубежом, а ведь это каждый десятый. Украинцы активно стремятся в Западную Европу, но больше всего их оседает в Польше, этом «сборочном цехе Европы». При этом среди батраков, строителей и грузчиков все выше удельный вес квалифицированных кадров — врачей, инженеров и так далее, что потенциально может оставить украинское государство не только без рабочих рук, но и без «мозгов», пишет bb.lv.

Однако численность жителей Украины, фигурирующая в статье (44 миллиона), — на пару миллионов превосходит даже киевские официальные оценки (42 миллиона). Не говоря о средней оценке экспертов-демографов, пляшущей около 30 миллионов жителей (самые смелые, исходя из цифр потребления хлеба и муки, оценивают количество оставшихся украинцев еще на пару миллионов ниже).

Также статья деликатно молчит о том, что самая большая цифра отбывших с Украины — отбыли в «страну-агрессор» Россию (по разным оценкам, от двух с половиной до четырех миллионов).

И, наконец, статья Associated Press совсем деликатно молчит о том, что «выписаться из украинцев» является практически невыполнимой задачей. То есть отказаться от украинского гражданства по собственной воле нельзя вообще — можно только просить об этом президента Украины (или быть лишенным, так сказать, за особые заслуги, или внезапно эмигировать в Белоруссию, Грузию, Таджикистан или Киргизию — с этими странами подписаны договоры об автоматическом изменении гражданства). По понятным причинам примерно 99 процентов украинцев, отряхнувших прах родины со своих ног, этими муторными процедурами не заморачиваются. И продолжают в большинстве своем числиться не только гражданами, но и живущими где-то в условной Виннице по месту позабытой прописки.

В общем, по факту катастрофа, о которой пишет AP, — это счастливый позавчерашний день Украины. Реальная же ситуация не известна никому — все знают только, что она хуже.

Фокус весь в том, что про остальную Восточную Европу пишут примерно то же самое.

Про Болгарию: «самое быстрое сокращение населения в мире».

Про Прибалтику и Молдову: «Латвия потеряла четверть населения, Молдова к концу века потеряет половину от нынешнего уровня».

При этом восточноевропейские страны, теряющие молодежь, сами «высасывают живых» собственно из Украины.

Перед нами своего рода межгосударственный двухэтажный пылесос населения. Западная Европа импортирует работников из бывшего соцлагеря, вошедшего в ЕС. Бывший соцлагерь, в свою очередь, — из Украины и Молдовы. Двум последним импортировать работников неоткуда да и незачем («аграрным республикам», даже пребывающим в кризисе, все равно при современном уровне сельхозтехники на сельскохозяйственных работах не нужно много народу).

При этом есть еще один трагикомичный нюанс: многие восточноевропейские республики, получающие финансовую поддержку от ЕС, склонны свои демографические цифры преувеличивать — поскольку субсидии Европы и ряд других полезных бонусов зависят от численности населения. Клиническим примером тут может служить та же Латвия, где последняя перепись населения началась было с обхода по квартирам, а закончилась изменением методики подсчета, многомесячной задержкой публикации результатов и в итоге — кое-как натянула результат до двух миллионов (в данную цифру в самой республике уже тогда не поверил никто).

То есть в действительности у условного «санитарного пояса» между Западной Европой и Россией ситуация, вероятно, куда более аховая, чем следует из как бы панических публикаций западной прессы.