EnglishRomanianRussian
Трагический случай в Кишиневе, скорее всего, не последний, поэтому пора задуматься о том, как обезопасить своих детей

Так часто бывает: все, что не касается нас лично или, по крайней мере, не случается у нас под боком, кажется бесконечно далеким. Так случилось и с «Синими китами», о существовании которых мы не отдавали себе отчета. Да, мы слышали о так называемых группах смерти, читали ужасающие истории о том, как молодые ребята, следуя указаниям анонимных кураторов, добровольно расставались со своими жизнями. Все это было – было страшным и каким-то… чужим.

Пока «Синие киты» не добрались до Молдовы. Пока молодой парень с девушкой и забрались на крышу высоки и не совершили самоубийство, оставив записку: «Мы любим друг друга! Похороните нас вместе».

После каждой подробности этой истории – это чистая правда – у меня душа уходила в пятки. Я смотрел стеклянными глазами в монитор и не верил им, перебирая в голове вопросы, казавшиеся мне риторическими. Но далеко не все таковыми являются, а потому, вероятно, следует хотя бы попытаться найти на них ответы.

Изучая содержание развернувшихся интернет-дискуссий, я заметил, что большой популярностью среди людей старшего поколения пользуется позиция обвинения «всех этих Интернетов». Мол, в Сети один разврат, никакого контроля, «сплошной промыв мозга». Доля правды в этом, конечно, есть. Только вот в этой версии лично я вижу попытку уйти от ответственности. Ведь если ребенок доверяет анониму из Сети больше, чем родной матери или родному отцу, это не проблема Интернета — это, скорее, вопрос утраты родителями авторитета. Интернет – это площадка, на которой безусловно великое множество подонков и мерзавцев. И задача родителя – объяснить ребенку, что с подобными лицами соприкасаться не нужно – тем более выполнять их идиотские задания, в числе которых, например, исцарапать себе предплечье канцелярским лезвием.

Это действительная большая проблема: большинство детей нынче предоставлены сами себе. Телефоны, ноутбуки, планшеты превратились в нянек, а никакая нянька не может претендовать на безгрешность. Поэтому, вероятно, нет ничего удивительного в том, что молодой парень или юная девушка, в период полового созревания переживающие эмоциональные взрывы и потрясения, увлечется чем-то таким, что позволит придать их настроению и энергию этакий символизм, пускай и окутанный ореолом запрета и опасности.

Наш темп жизни, при котором на нерабочее время отводятся лишь считанные часы, — это трагедия. Из-за нее мы не можем ни побеседовать с ребенком по душам, ни воспитать его. Мы можем заметить на его руках царапины и не придать им значения – мало ли на что напоролся, до свадьбы заживет… А потом, когда у нас появится несколько часов, мы вдруг вспомним, что ребенок попросил сыграть с ним в футбол во дворе. Радостные, мы стремительным шагом направляемся на балкон за мячом, выглядываем из окна и видим своего сына… лежащим на асфальте. Это страшно.
Источник 

 

 

(Visited 602 times, 2 visits today)