Все просто – в нашей стране знают, как начислить себе зарплату в размере сотен тысяч леев.

Как вы думаете, хорошо, что в Молдове так много очень богатых людей? Я думаю, что это было бы неплохо, если бы не было столько бедных. В Молдове же разрыв между богатыми и бедными превратился в пропасть. Педагоги получают 2-3 тысячи леев в месяц, директора гос­предприятий — 60-70 тысяч леев в месяц. И те и другие получают зарплату из госбюджета (частные компании я сейчас не учитываю).

Первые — педагоги — в потолок не плюют, работа у них не из легких. Вторые — разные государственные чиновники, директора госпредприятий, всевозможных госструктур и многочисленных агентств – может, тоже не бездельничают, но, надо отметить, гор не сворачивают и никаких таких великих достижений не добиваются, чтобы им платить за это баснословные суммы.

Месячная зарплата руководителя больше, чем прибыль предприятия за год!

Вот если бы, скажем, кто-то из них добился такой эффективности своего ведомства, предприятия или той области, которой он занимается, что это изменило бы жизнь людей к лучшему (боюсь предположить — снизились бы от этого тарифы), тогда его все захотели бы озолотить. Но у нас другая история. Руководители некоторых госпредприятий, например, получают сумасшедшие зарплаты, в то время как их предприятия несут убытки. Доходит до того, что их месячная зарплата выше, чем годовая прибыль компании! При этом, в то время как их предприятие находится на грани банкротства, они назначают себе премии за хорошее управление и достижения.

Портал Anticoruptie провел расследование и в начале этого года представил интересную информацию. Например, согласно декларации об имуществе директора компании Metalferos Алексея Цымбровского за 2015 год, он получил доход от рабочего места в размере 850 тысяч леев, то есть 70 916 леев в месяц. Правда, сам он не хочет говорить о своей зарплате, объясняя это тем, что подобная информация имеет личный характер. При этом прибыль компании падает из года в год. Так, согласно отчету за 2015 год, доходы Metalferos составляли миллиард леев, а прибыль – всего 41,3 миллиона леев, то есть 4,1% от дохода. По сравнению с 2014 годом прибыль компании в 2015 году снизилась на треть, а по сравнению с 2011-м — почти в 9 раз.

– Ладно, когда предприятие прибыльное, как например, «Молдтелеком». Но возьмем, к примеру, «Термоком». Это прибыльное предприятие? Если продать все предприятие, все, что у него есть, то еще и долги останутся! Тем не менее зарплаты там тоже сумасшедшие, – отметил доктор экономики Михаил Пойсик. – У нас многие зарплаты чиновников номинальные. Зарплата составляет, допустим, 7-10 тысяч леев, но он выписывает себе премии за стаж, за секретность работы и так далее, и у него реально получается уже не одна единица, а четыре. Люди дорвались до кормушек и накручивают себе зарплаты, которые даже не в десятки, а в сотни раз выше средней!

Кстати, прочитайте эту статью тоже:  Число обращений граждан к президенту выросло более чем в 5 раз

Экстренное заседание парламента из-за разрыва в доходах бедных и богатых?

Не, не слышали…

Есть поговорка: богатство элит и нищета масс – это порок власти. В европейских странах, где уровень жизни несопоставим с нашим, такого количества богачей (относительно бедных) нет. Более того, где-то вычитала, что в Великобритании, например, когда разница в доходах 10 процентов самых богатых людей и 10 процентов самых бедных превышает цифру в 10 раз, созывается экстренное заседание парламента! Для сведения: согласно мировой практике, такой разрыв для страны с экономической безо­пасностью должен не превышать 7 раз.

У нас такой статистики нет (какой разрыв между нашими самыми обеспеченными и самыми необеспеченными людьми). Но если взять вышеназванный пример педагогов и различных чиновников, то это 35 раз! В 35 раз больше получает у нас чиновник, чем педагог. И в 70 раз (!) больше, чем сотрудник детского сада! И никаких заседаний, экстренных, по этому поводу у нас никогда не было.

– Дело в том, что все держится в тайне. На Западе, например, публикуют данные, отчеты, в которых указываются зарплаты главного менеджера, его доходы. А у нас, к примеру, с 2014 года перестали публиковать бухгалтерские балансы мэрии Кишинева. Вот такая транспарентность. Я несколько раз обращался к руководству мэрии, и тогдашний вице-мэр Нистор Грозаву мне ответил, что все, что мне положено знать, есть в годовом отчете Киртоакэ. То есть, с одной стороны, они рисуют, что хотят, с другой — нет никакой прозрачности в этом вопросе, – отметил Михаил Пойсик, подчеркнув, что тем самым и формируется огромный разрыв в зарплатах граждан.

По словам доктора экономики, именно поэтому в нашей стране многие не хотят быть, допустим, министром, а хотят возглавить агентство.

– Возглавив агентство, он ничем не рискует, он не в бизнесе, рэкета нет, бизнес не отнимут, он обыкновенный чиновник, но получает невоообразимые доходы, – отметил Пойсик.

Их бы на вилы, но «мамалыга не взрывается»

Уровень неравенства, который сформировался в Молдове, в любой стране мира чреват социальным напряжением и даже взрывом. Молдова в этом плане тоже отличается от других. Не зря про нас говорят: «мамалыга не взрывается»… Хотя доктор экономики считает, что если бы доходы были прозрачны, было бы по-другому.

– Если бы все было прозрачно, наверное, подняли бы их на вилы. По-крайней мере, это было бы на слуху! А так их никто не контролирует. В результате сотрудники госструктур, так называемых регуляторов, могут получать огромные зарплаты.

Кстати, прочитайте эту статью тоже:  В столичном парке жестоко расправились с молодой косулей

Михаил Пойсик также отметил проблему сумасшедших зарплат у монополистов.

– В стране есть частные компании, они финансируются не из государственного бюджета. Однако, если эти компании — монополия, которая оказывает услуги населению, там тоже должны быть разумные оклады. Это ненормально, когда там огромные зарплаты, это отражается на наших тарифах. Поэтому должны быть ограничительные меры и в отношении сотрудников этих компаний. Но этого не происходит, все держат в строжайшей тайне, – подчеркнул Пойсик.

К слову, ярким примером здесь служат доходы назначенной и.о. мэра Кишинева Сильвии Раду в должности президента Gas Natural Fenosa. Так, согласно декларации о доходах и имуществе за 2014—2015 годы, поданной Сильвией Раду в ЦИК, она получила за эти годы, будучи президентом Gas Natural Fenosa, зарплату в 10,3 млн леев, что означает, что в среднем ее ежемесячная заработная плата составляла почти 430 тысяч леев (!). Подчеркиваем, в месяц.

Непосредственно перед существенным повышением тарифов на электроэнергию в июле 2015 года Сильвия Раду сказала, что тарифы на электрическую энергию вырастут из-за кражи миллиарда леев из банков и девальвации национальной валюты. И ни слова про полумиллионные месячные зарплаты…

ЦИФРЫ

Кто получает больше всего, кто – меньше

Во втором квартале 2017 года средняя зарплата в бюджетном секторе Молдовы составила 4924,2 лея (+13,2% по сравнению с тем же периодом 2016 года). Самые низкие зарплаты у работников сферы искусства, отдыха и развлечений — 3 307,2 лея, сферы общепита — 3680,1 лея, сферы образования — 4530, 6 лея.

Самый высокий уровень зарплат у представителей инфокоммуникационного сектора — 12 553,8 лея, работников финансового сектора и страхования — 10503,2 лея, энергетики — 9 981,9 лея.
KP.MD