Завершается расследование по уголовному делу, в котором фигурируют прокуроры из отделения Прокуратуры Кишинева на Чеканах.

Завершается расследование по уголовному делу, в котором фигурируют прокуроры Роман Клим и Евгений Тифой, оба из отделения Прокуратуры Кишинева на Чеканах, сообщают представители Прокуратуры по борьбе с коррупцией. 

Им будет предъявлено обвинение, с передачей дела на рассмотрение в судебную инстанцию. Между тем, оба государственных обвинителя избежали ареста, находясь под судебным контролем, передает zdg.md.

Прокуроры Роман Клим и Евгений Тифой, оба из отделения Прокуратуры Кишинева на Чеканах, 18 января 2018 года были задержаны на 72 часа, а затем отправлены под арест на 30 дней. Впоследствии, им заменили меру пресечения, прокуроры оказались под домашним арестом, чтобы, в конечном итоге, подвергнуться расследованию под судебным контролем.

Судьи из АП Кишинева воздержались от рассмотрения дела

«Что касается прокуроров Тифоя и Клима, уголовное преследование подходит к концу. Последует предъявление обвинения с передачей дела в суд. Они оба находятся под судебным контролем. Дело находится на завершающей стадии уголовного преследования», – сообщила нам Анастасия Михэлчану, пресс-секретарь Прокуратуры по борьбе с коррупцией.

Между тем, дело, частично касающееся Романа Клима, в четвертый раз попало в Высшую судебную палату (ВСП). Это случилось после того, как судьи Апелляционной палаты (AП) Кишинева воздержались от рассмотрения в кассационном порядке жалобы адвокатов Георгия Ногая и Руслана Берзоя на отмену определения Буюканского отделения Кишиневского суда от 18 января 2018 года о применении меры пресечения в виде ареста в отношении Романа Клима, на том основании, что Евгений Клим, отец прокурора, является судьей этой инстанции. Заявление на перевод дела было подано Ионом Плешкой, председателем АП Кишинева, чтобы «не вызывать проявлений беспристрастности объективного наблюдателя, ввиду должности, которую занимает отец обвиняемого в АП Кишинева». Заявление было принято магистратами из ВСМ, а процедура была повторена не менее четырех раз, дело о продлении ордеров на арест было отправлено на рассмотрение в АП Кагула и АП Комрата. Георгий Ногай, адвокат Романа Клима, избежал беседы с ZdG.

За что обвиняют двух прокуроров

Согласно данным Генеральной прокуратуры (ГП), прокуроры, вместе со старшим офицером по уголовному преследованию Инспектората полиции сектора Чеканы, следователем из Управления № 3 Национального инспектората по ведению расследований в рамках Генерального инспектората полиции, а также с одним гражданским, бывшим полицейским, вымогали и получили от представителей одной из компаний, находившихся под следствием за уклонение от уплаты налогов, сумму в 6 тысяч долларов США и 70 тысяч евро, после того, как первоначально было запрошено 200 тысяч евро.

«За эту сумму прокуроры и офицеры по уголовному преследованию должны были закрыть дело и прекратить уголовное преследование в отношении трех предпринимателей», – сообщала ГП. «Прокуроры открыли уголовное дело по обвинению в предполагаемом уклонении от уплаты налогов, в котором, однако, не была указана сумма ущерба государству. Мы спросили, каков ущерб, а они сказали нам, что он не подсчитан, они его тогда устанавливали. Затем, увидев, что ущерба нет, после полной проверки Налоговой инспекцией, они, понимая, что терпят неудачу с делом, навязывали нам признание, по другой статье, в подделке документов. Да, они открыли дело, чтобы вымогать деньги», – заявлял ранее для ZdG Анатолий Брашовяну, управляющий компанией, пострадавшей от действий прокуроров. Высший совет прокуроров удовлетворил на своем заседании от 20 января 2018 года запрос Генерального прокурора о приостановлении полномочий двух государственных обвинителей до прояснения обстоятельств дела.

Три дела с участием прокуроров за почти три года в первой инстанции

В судебной инстанции находится несколько дел, по которым проходят государственные обвинители. В Кишиневском суде полным ходом идет рассмотрение дела, в рамках которого Лилиана Кочу, прокурора Кишиневской прокуратуры, судят за умышленное привлечение к уголовной ответственности невиновного человека. Он, осуществляя полномочия прокурора в Отделе уголовного преследования и по чрезвычайным делам, допустил серьезные нарушения в работе по делу Андрея Крэчуна, молодого человека, которого сначала осудили за двойное убийство в Дурлештах и освободили через пять лет, поскольку пришли к выводу, что он не был тем, кто совершил преступления 2007 года. Дело находится на стадии допроса свидетелей.

В Криулянском суде, в течение почти трех лет, рассматривается дело в отношении бывшего прокурора Игоря Черкеза, пойманного на взятке после вымогательства и получения 600 долларов США за закрытие уголовного дела в отношении лица, донесшего на него в Национальный центр по борьбе с коррупцией (НЦБК). Также, в течение почти трех лет рассматривается в Комратском суде дело Станислава Берёзова, тоже обвиняемого в пассивной коррупции. Берёзов был пойман с поличным в июле 2015 года, после того, как потребовал 24 тысячи от трех лиц, условно осужденных на тюремный срок за тяжкое преступление. Взамен прокурор обещал не обжаловать приговор, вынесенный в отношении троицы.

В течение двух с половиной лет, Страшенский суд рассматривает уголовное дело в отношении Марчела Грицуника, прокурора из Ниспоренской прокуратуры. Как и его коллеги, Грицуник был пойман с поличным в ноябре 2015 года, по подозрению в том, что он запросил и получил 500 долларов США и 2000 леев от мужчины, чтобы прекратить уголовное дело, в котором фигурировала его дочь.

Прокурор оправдан на том основании, что его спровоцировали на совершение преступления

Дело Корнелиу Плешки, бывшего прокурора Кишиневской прокуратуры, обвиненного в злоупотреблении служебным положением в ходе расследования дела об убийстве человека, рассматривается в Кишиневском суде более двух лет, в отсутствие какого-либо приговора. В АП Кишинева рассматривается уголовное дело в отношении Сергея Жумбея, заместителя прокурора Оргеева. Жумбей обвиняется не в коррупции, а в том, что он спровоцировал дорожно-транспортное происшествие, повлекшее тяжкие телесные повреждения или вред здоровью. В прошлом году Кишиневская АП признала его виновным и применила трехлетний условный тюремный срок с лишением права на управление транспортными средствами сроком на год. Впоследствии, ВСП отправила дело на пересмотр.

В мае 2018 года Тудор Кожокару, обвиненный в извлечении выгоды из влияния после того, как он был задержан в августе 2017 года, когда он утверждал, что имеет влияние на некоторых магистратов в ВСП и может убедить их применить условное наказание с отсрочкой исполнения к двум полицейским, приговоренным к тюремному заключению за пассивную коррупцию, был приговорен к четырем годам лишения свободы условно с отсрочкой исполнения наказания на пять лет. Он также получил штраф в размере 85 тысяч леев. ZdG вернется к этому делу.

Недавно, в марте 2018 года, Михаил Даду, прокурор Флорештской прокуратуры, пойманный с поличным 15 января 2014 года офицерами по борьбе с коррупцией в момент получения 2000 леев от мужчины, подозреваемого в краже, которого он ранее вывел из-под уголовного преследования, был оправдан ВСП. В ходе процесса, прокуроры вменили Даду новый пункт обвинения, инкриминировав ему вымогательство 3 тысяч евро и получение 1500 долларов США от мужчины, преследуемого за домашнее насилие, чтобы не запрашивать ордер на арест на его имя. И по этому пункту обвинения Даду был оправдан, судьи установили провокационные действия со стороны правоохранительных органов.

Источник